О компанииО мумиеВопросы и ответыКонтактыДоставка и оплатаСтоимостьКарта сайтаМумие инструкция

Форма заказа 
 Домой  Вопросы и ответы  Лечение мумие  Клинические данные  Лечение воспалительных процессов 
 
Употребление мумие 
Лечение мумие 
Таблетированное мумие 
Мумие противоказания 
Лечение и рецепты 
Клинические данные 

Применение мумие:

Заболевания крови

Использование мумие в стоматологии

Заболевания органов дыхания

Заболевания желудочно-кишечного тракта. Колиты

Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки

Периферическая нервная система. Экземы.

Заболевания печени

Заболевания нервной системы

Невриты лицевого нерва

Противовоспалительное действие

Переломы

Ожоги

Трофические язвы

Побочные действия мумие

Антимикробное действие

Гнойно-воспалительные процессы

Действие на имунную систему

 

Яндекс.Метрика

 

О компании 
О мумие 
Вопросы и ответы 
Контакты 
Доставка и оплата 
Стоимость 
Карта сайта 
Мумие инструкция 

 

Мумие и гнойно-воспалительные процессы

Защитное действие мумие мы изучали на модели экспериментального перитонита, а фактически — острого перитонеального сепсиса у мышей. Животным вводили в полость брюшины суточную культуру стафилококка. Уже через 2— 3 часа после заражения мыши становились вялыми, малоподвижными; шерсть на них была взъерошена. Нелеченные животные погибали, как правило, к концу суток.

Всего проведено 5 серий опытов с различной дозой и культурой стафилококка и с различными способами лечения мышей (смотри рис. 7). В первой серии опытов мы использовали штамм стафилококка Ф-89, в последующих — стафилококка Ф-209-Р, который являлся союзным стандартом для определения активности антибиотиков.

В первых трех сериях доза стафилококка подбиралась таким образом, чтобы вызвать гибель всех нелеченых животных (ЛД100). Затем для получения качественных гистологических и особенно гистохимических препаратов доза была снижена до ЛД50, то есть вызывающей гибель половины животных в опыте. Однако, наличие во всех сериях контрольной и леченной групп позволило суммировать результаты для статистической обработки.

Лечение проводилось пенициллином, к которому стафилококк был заведомо чувствителен; доза пенициллина — 25 тыс. ед./кг внутримышечно. Мумие-сырец вводилось в желудок в дозе 500 мг/кг, для внутримышечного введения использовали пропорциональную дозу экстракта — 125 мг/кг. И, наконец,  комбинированное лечение: мумие в желудок пенициллин внутримышечно в тех же дозах.

Рис 7. Выживаемость мышей при перитонеальном сепсисе, %%: I — контроль, II — пенициллин в/м, 25 тыс. ЕД/кг; III —мумие орально, 125 мг/кг; IV — мумие в/м в той же дозе; V — мумие + пенициллин

Из 36 нелеченных животных погибло 28. Из них 21 мышь погибла в первые сутки, 4 — на вторые сутки и на 3—4 сутки погибли 3 мыши из серии ЛД50. Из 128 леченных животных погибли только 31, причем 10 из них — на 3—4 день.

Через сутки после заражения у всех умерших и забитых для исследования животных в брюшной полости отмечалось большое количество кровянистого экссудата, вздутые кишечные петли, расширенные сосуды. На 3—4 день у умерших забитых нелеченных животных обнаруживались значительных размеров гнойники между петлями кишечника, в печени, в подпеченочном и поддиафрагмальном пространствах.

У леченных животных, напротив, картина перитонита на 3-4 день была выражена умеренно: гнойники в брюшной полости встречались реже и были меньше, макроскопические гнойники встречались у единичных животных. На 6—7 день макроскопические изменения почти не определялись.

 

На рисунке 7 видно, что выживаемость контрольных мышей составила 22,2%: при лечении одним пенициллином вышило 56% животных, а при одновременном применении пенициллина и мумие выживаемость возросла до 96%. Гистоморфологические исследования во все сроки выявляли у животных отек и гранулоцитарную инфильтрацию брюшины, микроабсцессы и дистрофические изменения в печени, изменения, характерные для стрессовой реакции в надпочечнике и т. д. Эти изменения наиболее выражены на 3— 7 день, а затем начинают уменьшаться. Существенной разницы в картине у контрольных животных и животных, леченных одним мумие, отметить не удалось. При лечении пенициллином некоторый эффект выявляется на 5—9 день, когда у животных менее выражена гнойная инфильтрация печени. Вместе с тем у этих животных, в соответствии с данными литературы (X.X.Планельес и А. И. Харитонова, 1965;. Л. Б. Захарова и В. К. Сологуб, 1970) определялись выраженные дистрофические изменения эпителия извитых канальцев почек.

Важно подчеркнуть, что при одновременном применении мумие и пенициллина морфологические и гистохимические из-изменения в почках были выражены минимально, т. е. мумие указывало протекторное действие на нефротоксический эффект пенициллина.

Поскольку для течения и исходов перитонита большое значение имеет состояние печени; оно было изучено во всех группах животных. У нелеченных мышей в первые сутки после заражения печень была полнокровна, в капиллярах большое количество гранулоцитов, скопления которых встречаются и в ткани долек. По ходу портальных трактов — умеренная лнмфо-гранулоцитарная инфильтрация. Гиперплазия купферовских клеток слабо выражена, гепатоциты в состоянии белковой, а местами жировой дистрофии. На 3—7 в ткани печени возникали микроабсцессы, дистрофический изменения усиливались.

У леченных мышей уже с первого дня, особенно при кoмбинированном лечении, реакция купферовских клеток была, значительно интенсивнее. Клетки были крупнее, ярче окрашивались при ПАС-реакции, имели более светлые ядра. Количество микроабсцессов было значительно меньше. Защитный эффект сказывался и на состоянии гепатоцитов, дистрофические изменения которых также были выражены не столь ярко как в контроле.

При статистической обработке результатов методом х2 различия оказались достоверны во всех случаях внутримышечного введения мумие и только в первой серии опытов при введении мумие в желудок. При снижении дозы стафилококка ЛД50 достоверные различия лишь одновременного применения мумие и пенициллина. Суммарные результаты при всех видах лечения высоко достоверны в сравнении с контролем. Результаты внутримышечного и комбинированного применения мумие достоверно лучше, чем при применении одного пенициллина.

Через год повторили опыты. Заражение животных -60 белых мышей —производили аналогично описанному в дозе стафилококка Ф-209-Р— ЛД50. Через 3 и 7 суток у выживших животных определяли титр антиальфатоксина в сыворотке крови. У контрольных животных он составил через трое суток 0,110 АЕ/мл и через 7 суток — 0,125 АЕ/мл. У животных, получавших мумие внутримышечно по 125 мг/кг,титр был равен, соответственно, 0,190 и 0,250 АЕ/мл.

Таким образом, мумие значительно повышает выживаемость животных при перитонеальном сепсисе и действие его особенно эффективно в комбинации с пенициллином. Учитывая гистоморфологические и серологические данные, этот эффект связан не столько с уменьшением анатомических изменений в брюшной полости, сколько с повышением обшей сопротивляемости организма, усилением его иммунореактивности, с повышением детоксицирующей роли печени и т. д.

Примером благотворного действия мумие при тяжелом гнойно-септическом процессе может быть следующее клиническое наблюдение.

Больной С. Е. С., 50 лет. Болен с 1967 г. В январе 1968 г. сделана торакотомия, резекция 2 ребер и пневмотомия по поводу абсцесса нижней доли левого легкого. В декабре 1968 г. вновь появились боли и повысилась температура. В феврале 1969 г. с подозрением на рак левого легкого оно было удалено. Операция осложнилась эмпиемой и бронхиальным свищем, который безуспешно оперирован в сентябре того же года. В феврале 1970 г. в НИИ Клинической и Экспериментальной хирургии бронхиальный свищ был закрыт из контрлатерального разреза. Операция осложнилась остеомиелитом V—VI—VII ребер. Полость эмпиемы оставалась открытой. В октябре 1970 г. больному произведена экстраплевральная верхне-задняя торакопластика слева, однако остаточная полость сохранилась.

Летом 1971 г. состояние больного резко ухудшилось. С сентября 1971 г. по март 1972 г. он находился в торакальном отделении больницы № 20 г. Красноярска с диагнозом: хроническая эмпиема левой плевральной полости, остеомиелит III—IV— V ребер справа и III—IV ребер слева, раневое истощение. Общее состояние было крайне тяжелым. Из 6 свищей, сообщающихся с полостью эмпиемы, наблюдалось столь обильное гноетечение, что перевязки делались каждые 5—6 часов. При росте 174 см больной весил 47 кг.

В феврале 1972 г. самостоятельно на протяжении 2 недель принимал мумие, и состояние несколько улучшилось. Больной был выписан домой. Однако, дозировка мумие была недостаточной, и после выписки больному вновь стало хуже. Перевязки не менее 3 раз в сутки, стойкий высокий суб-фебриллитет, отсутствие аппетита, слабость, адинамия. Дома вставал лишь в туалет. Состояние было столь тяжелым, что наблюдавшие больного врачи не рекомендовали ехать на повторную операцию в НИИКиЭХ, несмотря на вызов.

Амбулаторно лечение мумие начато 20.04.72 г. — прием мумие по 100 мг в сутки и ннстилляции в полость эмпиемы 4% раствора через день. Состояние больного прогрессивно улучшалось и через 3 месяца он уже.., начал ездить на мотоцикле. К этому времени все свищи закрылись, полость эмпиемы уменьшилась со 180,0 до 70,0. Больной прибавил весе 7 кг.

Никакого другого лечения, кроме приема мумие больной не получал. Зависимость улучшения от приема мумие доказательна еще и следующими особенностями. Вначале мумие было назначено больному десятидневными курсами с десятидневными же перерывами. Уже к концу первого курса лечения гноетечение из свищей значительно уменьшилось, но к концу перерыва — вновь увеличилось. Основываясь на данные литературы и не имея достаточного опыта, мы продолжали лечить больного по той же схеме — еще три курса — и каждый раз сталкивались с тем же явлением: к концу курса гноетечение значительно уменьшалось, а к концу перерыва вновь усиливалось. Сделав после четвертого курса перерыв в 5 дней, мы провели лечение на протяжении месяца без перерывов, что и привело к полному закрытию свищей.

За время лечения СОЭ снизилось с 35 до 5 мм/час, гемоглобин увеличился с 10 до 12,8 г% количество лейкоцитов увеличилось с 3,7Х 10(9) до 7х 10(9), абсолютное количество лимфоцитов -с 1200 до 2100. 9.09.72 г. больной был продемонстрирован на заседании Краевого научного общества хирургов. Он прожил еще 12 лет. Периодически по разным поводам принимал мумие. Успешно занимался чеканкой и научил этому меня.

Больной К. К. А., 60 лет. ист. бол. 21337/1069. Госпитализирован 15.11.76 г. по поводу обширная карбункула шеи. Сопутствующие заболевания: компенсированный сахарный диабет, ожирение II ст., гипертоническая болезнь II-Б. При поступлении карбункул вскрыт крестообразным разрезом 5x8 см с иссечением некротизированной клетчатки. Повязки с некролитической мазью, затем с уснинатом натрия, кварцевание.

Вначале было некоторое улучшение, но 27.11 карбункул начал распространяться вниз и влево, что потребовало дополнительного разреза 3 см вокруг появилось несколько фурункулов, которые были эпилированы. Повязки с 5% раствором мумие через день с 28.11, а с 7.12 дополнительно мумие внутрь по 100 мг. 17.12.76 г. больной выписан с полностью зажившей раной.

Динамика в анализах крови: гемоглобин = 16,4— 15,6 г%; СОЭ = 38—88 мм/час; лейкоциты = 12,2— 7.7Х10(9); палочкоядерные =10—3%; сегмеитоядерные= 77—63%; лимфоциты = 9—27%. Сахар = - 290—84 мг%.

Оля С., 15 лет. Острый гематогенный остеомиелит верхнего метафиза большеберцовой кости справа. 4.11.72 г. — операция остеоперфорация по Ворончихину. Выписана с закрывшейся раной 19.12. Беспокоят умеренные боли и отечность; окружность верхней 1/3 голени увеличена на 5 см. На рентгенограмме: множество полостей размером до копеечной монеты с рыхлыми секвестрами. Проведено три 10-дневных курса мумие с 5—7-дневными перерывами с 22.12.72 г. по 5.02.73 г.

После первого курса исчезли боли, после второго— отечность; к концу третьего курса произошло полное замещение секвестров зоной остеосклероза. Динамика в анализах: эритроциты = 3,0—4.2Х10(12); гемоглобин = 11 —14 г%; СОЭ = 65—20 мм/час; лейкоциты = 7,9—5,8 X 109.

Татьяна М., 19 лет, ист. бол. 19625/977. Первые срочные роды 7.10.76 г. Доставлена 18.10 с диагнозом: острый серозный мастит. Несмотря на температуру 40°С от госпитализации отказалась. Сделана ретромаммарная блокада с антибиотиками. 22.10. доставлена повторно. Под наркозом двумя разрезами опорожнен абсцесс левой молочной железы 300 мл. Из гноя высеяны патогенный стафилококк и клебсиелла с резистентностью к 12 антибиотикам. Посев крови отрицателен.

Состояние больной постепенно улучшалось, температура снизилась до 37,5°. С 3.11 назначены меры, прекращающие лактацию, 9.11 под местной анестезией на рану грудной железы 10X15 см наложены вторичные швы. Последовало нагноение и вторичные швы пришлось снять на четвертый день. Несмотря на это сохранялось септическое стояние с подъемами температуры до 39,5° и махами на протяжении суток до 2°. Вновь назначены тетрациклин и дезинтоксикационная терапия и, кроме того, мумие внутрь по 100 мг и местно 1 5% растворе. На третий день температура нормализовалась, на 7—8 день полностью очистилась на и была сведена пластырем. 28.11.76 г. с раной 3x5 см больная выписалась на амбулаторное лечение.

Динамика в анализах: гемоглобин = 8,2—11,3 г« СОЭ=63—32 мм/час; лейкоциты=11X10(9) при 3% юных, 17% палочкоядерных и абсолютной лимфопении — 640, а к выписке — 7,8X10(9) при 4% палочкоядерных, 66% сегментоядерных и 1800 лимфоцитах.

Больной Д. Е. Г., 40 лет, ист. бол. 14567/578. Страдал язвенной болезнью 13 лет. Неоднократные кровотечения. От операции отказывался. Оперирован в краевой клинической больнице 25.09 на фоне острого кровотечения, сделана резекция желудка с трансдуоденальным прошиванием кровоточащей язвы 12-перстной кишки; перед операцией гемоглобнн=4 г%, гематокрит— 18. Повторно оперирован на 8-й день — дренирование брюшной полости в связи с недостаточностью культи 12-перстной кишки. Состояние крайней тяжести. Проведено 2 курса мумие: 8—18.10 и 25.10—21.11. Состояние прогрессивно улучшалось и уже 18.11 был выписан на амбулаторное лечение, так как «...в месте дренажа, а затем свища оставался узкий ход длиной 2 см».

Динамика в анализах: эритроциты = 2,7—3,9 млн.; гемоглобин=8,6—11,4 г%; СОЭ=54—23 мм/час; лейкоциты=5,1X10(9), при 14% палочкоядерных 72% сегментоядерных и абсолютной лимфопении-660, а после лечения, соответственно, — 5,4X10(9) 3%, 58% и 1600.

Больной П. И. Г., 62 года. Тяжелый диабет с 1957 г. С мая 1972 г. остеомиелит основной фаланги первого пальца левой стопы. Доза инсулина - 58 ед. в сутки. Сопутствующие диагнозы: атеросклероз, стенокардия напряжения, недостаточность кровообращения II-A, диабетическая нефропатия, хронический пиелонефрит; ретинопатия.

Больного готовили к ампутации голени, однако было решено попробовать лечение мумие. Назначены повязки с 10% раствором через день с 01.02.73 г. К 9.02 исчезли боли, уменьшился отек и рана культи пальца начала гранулировать. От ампутации, естественно, отказались. Перешли на повязки 2 раза в неделю и прием мумие внутрь по 100 мг с 15.02 по 7.03. Повторные курсы проведены 15—30.03 и 11—26.04.73 г. К 10.04 рана полностью закрылась. Боли в ноге не беспокоят. Много ходит, после чего появляется небольшая отечность стопы.

Через год, 6.05.74 г. обратился повторно в связи с гангреной V пальца правой стопы, которая началась после незначительной травмы на фоне обострения диабета (сахар в моче до 1%).

Дистальный отдел стопы у основания IV—V пальцев пастозный, кожа синюшная. На месте V пальца (ампутация сделана 7.04.74 г.) рана 1X2,5 см глубиною до 7 см, с сероватым жидким отделяемым. На рентгенограмме: остеомиелит V метатарзальной кости с секвестрами. Хорошо видны склерозированные сосуды.

Назначено мумие внутрь и инстилляции 2—3 мл 4% раствора в свищевой ход сначала ежедневно, а затем через день (6—16.05; 27.05—7.06 и 17— 28.06.74 г.).

После первого курса боли в стопе исчезли, отечность значительно уменьшилась, кожа приобрела нормальную окраску. После второго курса через свищевой ход вышло несколько мелких секвестров. К 1.07.74 г. свищ полностью закрылся.


(499) 409-0-418

(905) 771-61-57

Copyright (c) 2010 Mumio.su Все права защищены.

           Копирование материалов с данного сайта запрещено и преследуется по закону в соответствии с действующим законодательством РФ

info@mumio.su