О компанииО мумиеВопросы и ответыКонтактыДоставка и оплатаСтоимостьКарта сайтаМумие инструкция

Форма заказа 

 

Физические свойства 
Микробиологические свойства 
Лабораторные исследования 
Химические свойства 
Экспедиции 
 Домой  О мумие  Исследование мумие  Лабораторные исследования  Природные источники 
 

Природные источники образования мумиё «архар-таш» на территории Киргизии

Прежде чем начать поиск мумиё в горах Киргизии, нами были тщательно изучены литературные материалы, сделан подробный опрос населения. Первые образцы древнего киргизского бальзама нами приобретены в 1965 г. у народных лекарей. Его называли по-разному: монуя, момия, мумуя, кийик-теш, архар-таш, момлай, мумийа, черное и желтое лекарство, бальзам, улар-таш, экскремент полевки, крота и т. п. Все образцы, несмотря на разные названия, представляли собой черное блестящее тестообразное вещество. Его добывали в труднодоступных горных местах и применяли при переломах костей и других болезнях.

Приобретенное нами мумиё «архар-таш» представляло собой неоднородную массу черного цвета со специфическим запахом, горькую на вкус, хорошо растираемую между пальцами; внешне она напоминала смолу урючины или вишни.

Через сутки оставленный в темном помещении в открытой посуде водный раствор мумиё «архар-таш» приобрел новый запах, напоминающий запах содержимого желудочно-кишечного тракта травоядных животных, особенно овец и коз.

В 1966 г. в поисках мумиё «архар-таш» мы отправились в верховья ущелья Кара-Буура (западная часть северного склона Таласского Ала-Тоо, где заканчиваются восточные отроги Сандалашского хребта, абс. вые. 2900—3100 м над ур. м.), на зимние пастбища Джорго.

В пещере, больше похожей на грот, где когда-то старожилы-костоправы и охотники добывали бальзам гор — мумиё «архар-таш» — на полу были обнаружены остатки запасов сухих горных растений (полынь зеленаяArtemisia viridis Willd, мытник фиолетовый — Pedicularis violascens Slirenk, овсяница бороздчатая — Festuca valesiaca Sell, полевица собачья — Agroslis ca-nina L, дудник короткостебельнын — Angelica brevicaulus (Rupri B. Fedtscli), лук черио-пурпурный — Allium atro- sanguineum Schrenk, аконит круглолистный — Aconitum rotundifolium K- et Kur. и др.).

На потолке грота высотою около двух метров висели блестящие черные сосульки с характерным запахом, горьковатые на вкус, похожие на мумиё «архар-таш», имеющееся у нас. Удивительным было то, что эти сосульки соответствовали названию мумиё — «архар-таш», бытующему в народе: «горные слезы», «горный воск», «кровь гори», «пот скалы», «клей скалы», «клей камня» и т. д. На стенах и на полу грота также были найдены скопления конгломератов, похожие на помет грызунов или птиц. Из разных мест грота нами были взяты образцы интересующего нас образования. Места сбора были хорошо очищены, чтобы в дальнейшем можно было проследить, появится ли это вещество вновь. При разломе породы внутри ее следов бальзама не оказалось.

В 1966 —1974 гг. нами было зафиксировано наличие этого вещества по всему южному склону Киргизского и по северному склону Таласского Ала-Тоо Были получены также образцы, собранные под руководством профессора А. А. Алтымышева (1968 — 1974) в различных районах Киргизии (хребты Терскей, Кунгей, Сусамыр-Too, Чаткальский, Сандалашский, Алайский и другие), Узбекистана и Забайкалья.


Исследуемые конгломераты внешне имели вид помета округлой (рис. 2) и сплюснутой формы (рис. 3). Вкус и запах почти одинаковые. Образцы из Таласской долины по внешнему виду, запаху и цвету напоминали мумиё «архар-таш». Поэтому для определения природы происхождения мумиё, его физико-химических и фармакологических свойств мы избрали Таласскую долину.

Поиски мумиё «архар-таш» как в Таласской долине и прилегающих к ней хребтах, так и в других районах среднеазиатских гор ввиду их высоты и труднодоступности были значительно сложны. В Таласской долине в течение более чем четырех лет нами были обследованы урочища Куркуре-Су, Кара-Буура, Кумуштак, Ур-Марал, Беш-Таш, Калба, Чырканак, Чон-Чычкан, Уч-Ко-шой, Каракол, Кен-Кол, Нылды (табл. 1). Сбор производился вручную, с помощью маленьких топориков, ледорубов, ломиков и кирок.

Как видно из табл. 1, не во всех указанных местах мумиё «архар-таш» находится в одинаковом количестве. Кроме того, первоначально его было собрано значительно больше, чем при повторном сборе. Так, по Таласскому хребту в Уч-Кошое летом 1968 г. нами было взято 5,6 кг, а летом 1969 г. — лишь 2 кг. В Куркуре-Суу летом 1966 г. было собрано 13,1 кг, летом 1967 г. — 5,0 кг и зимой — 1,5 кг; в 1968 г. летом — 2,5 кг, зимой — 0,9. По Киргизскому Ала-Тоо в Кара-Коле летом 1969 г. мы набрали 4,6 кг, весной 1970 г. —0,6 кг и летом — 2,8 кг. По Кен-Колу летом 1968 г. - 1,2 кг, летом 1970 г. -   0,8 кг.

Из приведенных выше данных явствует, что северный склон Таласского хребта имеет больше запасов мумиё «архар-таш», чем южный склон Киргизского хребта.

Нами установлено, что в местах где раньше собирали мумиё «архар-таш», вновь оно не образуется, но появление его возможно поблизости. Так, нами было собрано мумиё «архар-таш» в западной части ущелья Ка- ра-Буура. В 1970 г. в этом месте оно не обнаружено, зато в южной части ущелья Джорго найдены его скопления, но в меньшем количестве. В Сасык-Булаке и Уч-Кошое мы наблюдали подобную картину, что и в Джорго.

Эти примеры в определенной мере характеризуют природу образования мумиё «архар-таш» в естественных условиях Таласской долины. Нас крайне заинтересовал первоисточник его происхождения и возможности сокращения или исчезновения запасов этого мумиё в природе.

В настоящее время некоторые ученые (Шакиров, 1967) доказывают, что мумиё «асиль» (по-узбекски) является природным бальзамическим веществом. Они называют его смолой или горным воском, что обусловлено, вероятно, наличием в нем более 20 микроэлементов и появлением его из гранитных глубин горных пород. Однако найденные нами впервые в горах Кировского района (ущелье Джорго) Таласской долины образцы мумиё «архар-таш» не вполне отвечали вышеприведенным утверждениям. Правда, скопления его встречаются в высоких, труднодоступных местах, преимущественно в трещинах, пустотах, в нишах пещер, между камнями в виде больших засохших смолоподобных натеков. Возможно, это продукт жизнедеятельности каких-то пока неиз вестиых нам животных. Летом мумиё «архар-таш» часто встречается на поверхности отдельных камней, а зимой— внутри горных «природных помещений» — известняков. Не говорит ли это в пользу предположения о том, что мумиё есть продукт животного происхождения? Ведь животные мигрируют в поисках пищи, в местах их обитания всегда можно видеть запасы различных трав: полыни зеленой, мытника фиолетового, овсяницы бороздчатой, полевицы собачьей, дудника, лука черно-пурпурного, аконита круглолистного и др.

Наши наблюдения свидетельствуют о том, что наибольшие скопления мумиё бывают там, где животные находились длительное время. В жаркие летние дни оно расплавлялось и на камнях оставался тонкий слой его. Часть стекала по щелям камней.

В 1968 г. на западной оконечности северного склона Таласского Ала-Тоо, у входа в норки грызунов, нами было обнаружено скопление темно-бурой массы, которая прилипала к рукам,как смола, у нее был горький вкус, по цвету и внешнему виду она напоминала мумиё «архар-таш». В массе были видны остатки шерсти животных. Поблизости от местонахождения лежали «запасы» растительных кормов. Очевидно, в зимний период животные переносят определенное количество корма на поляну и там съедают его. Вместо воды употребляют снег.

Обнаруженное нами мумиё оставляло на руках черный слизистый след. В воде растворялось, приобретало консистенцию бальзама. При высушивании на солнце поверхность массы становилась гладкой, как бы отполированной. В жаркую погоду по мере испарения влаги мумиё присылало к камням, образуя с ними как бы единую массу.

При низких температурах густые бальзамические массы, стекая, образовывали скопления. Очевидно, в зимнее время их было больше, чем летом.

В скальных местах, где не имелось запасов корма, мы оставляли в металлических сетках траву, заготовленную самими животными. Наблюдения вели в течение месяца. Траву поедали какие-то зверьки, однако увидеть их нам не удалось. Вблизи места кормления зверьков была обнаружена свежая биомасса, напоминающая собой мумиё «архар-таш». По нашему мнению,


мумиё «архар-таш» представляет собой продукт выделения травоядных животных, обитающих высоко в горах.

В других местах на высоте 2500—3000 м над ур м. запас кормов состоял из стеблей шиповника, эдельвейса, астры альпийской, полыни зеленой, горца красивого и др. Здесь нам удалось увидеть светло-серого зверька, несущего стебель полыни. Внешне зверек походил на се­рого хомяка, только с длинными усами. Здесь же были обнаружены скопления мумиё «архар-таш». Видимо, под влиянием природных факторов оно деформируется, т. е. растворяется в воде, смешивается с почвой, «врастает» в камни. Вот почему встречается в природе в различных формах.

Согласно нашим наблюдениям, в горах Арпа-Тектир (июнь, 1969 г.) мумиё «архар-таш», которое лежит открыто, отличается по цвету и запаху от мумиё, взятого из глубоких недр Нам удалось обнаружить обломок горной породы, пропитанный бальзамическим мумиё «архар-таш». Возле него беспрерывно летало множество мелких насекомых черного цвета. Видимо, они питаются этим веществом.

В 1969 г. у подножья горы Сандыка, на сухой ветке арчи, свисавшей со скалы, нами были обнаружены тонкие сосульки, по цвету, запаху и вкусу напоминающие мумиё «архар-таш». У корней дерева были вндны норы, рядом с которыми лежали скопления интересующей нав биомассы. Очевидно, под дождем она, растворяясь, стекала вниз, попадая на ветки арчи, где и застывала в форме сосулек. К специфическому запаху этой массы примешивался запах хвои. Мы решили проверить степень пропитывания частей растений водно-растворимы- ми компонентами мумиё. С этой целью массу мумиё смешивали с травой и кипятили в воде 10 — 15 мин Мумиё «архар-таш» очень хорошо пропитывалось соком растений, сохраняя почти полностью свой прежний запах.

В 1969 г. нам удалось добыть экскременты красной пнщухи сначала на оз. Беш-Таш, а затем в

ущелье Кара-Буура, где этот вид млекопитающих был изучен И. А. Северцовым (Северцов, 1947). По вкусу биомасса имела сходство с мумиё «архар-таш». Разница была лишь в форме и цвете. Мумиё — черного, биомасса — сероватого цвета.

В Киргизии обитают два вида пищух: красная, с ярко-рыжим мехом и болыпеухая — буровато-рыжая. По-другому их называют иногда сеноставками, так как они заготавливают сено впрок, как биологические косари. Эти два вида наряду с другими широко распространены в Центральной и Средней Азии, в горах юга Сибири и других районах (рис. 4.). В, местах обитания пищухи, на камнях, часто можно видеть высушенные травы, разложенные аккуратно. Видимо, потом, вечером, пищухи переносят их в норы, появляясь совершенно бесшумно, так как они очень пугливы. В горах Мин-Жылкы, в трещинах, нами было обнаружено много экскрементов пищух, поблизости, как правило, находились запасы сухих трав.

Летом в 1970 г. в ущелье Сасык-Булак (колхоз им. Чкалова Таласского района), где было найдено мумиё «архар-таш», мы Ставили ловушки для поимки зверьки: В них попалось пять серебристых полевок (рис. 5) — Al ticola argental'j's Severtsovi — по-киргизски: корум момо лою.

Зверьки были величиной с домашнюю мышь. На продолговатом носике — длинные усы, шерсть сероватая на груди более светлая. Траву, принесенную с гор зверьки охотно съели. Исчез и один из зверьков, по всей вероятности, был съеден своими собратьями. Пришлось изолировать их друг от друга. Экскременты полевок по внешнему виг/, запаху и вкусу не отличался от мумиё «архар-таш», собранного в горах.

Позднее полевки были пойманы и в урочище Джор-го, где в 1966 г. нами было собрано мумиё «архар-таш».

[Предыдущий][Вверх ][Следующий]

(499) 409-0-418

(905) 771-61-57

Copyright (c) 2010 Mumio.su Все права защищены.

           Копирование материалов с данного сайта запрещено и преследуется по закону в соответствии с действующим законодательством РФ

info@mumio.su