Шакировит
О компанииО мумиеВопросы и ответыКонтактыДоставка и оплатаСтоимостьКарта сайтаМумие инструкция

Исследование мумие 
Получение мумие 
Образование мумие 
Мумие алтайское 
О компании 
О мумие 
Вопросы и ответы 
Контакты 
Доставка и оплата 
Стоимость 
Карта сайта 
Мумие инструкция 
О компании 
О мумие 
Вопросы и ответы 
Контакты 
Доставка и оплата 
Стоимость 
Карта сайта 
Мумие инструкция 

Целебные свойства

Лечение мумие

Рецепты применения мумие

 

 Домой  О мумие  Исследование мумие  Экспедиции  Происхождение мумие  Шакировит 
Поиск

Шакировит

Не меньший разнобой по этому вопросу продолжается и по сей день. Вот выдержки лишь из некоторых современных гипотез но поводу происхождения мумие.

"Чудо-эликсир образуется в зоне высокогорных арчевников, в тех местах, где благоприятное сочетание природных факторов позволяет воде увлекать по трещинам плоды арчи, ее иглы, смолу и смешивать с микроэлементами, находящимися в известняке. В дальнейшем происходит цементирование и консервирование целебной смеси в единое полу минеральное вещество».

«После многолетних наблюдений и исследований мы пришли к выводу, что мумие — не что иное, как органическое вещество, продукт переработки растений травоядными животными. В жаркие летние дни масса оставшаяся на месте ночлега и кормежки грызунов расплавляется, и часть ее, обогащаясь микроэлементами, попадает в горные полости, где как бы консервируется, образуя иногда настоящие сталактиты».

Другой автор еще более категоричен: «Мумие -не таинственное природное образование, оно продукт тех явлений, которые связаны с брожением навоза (помета и мочи) диких и домашних животных, проживающих в горах и пользующихся пещерами, нишами и козырьками скалистых склонов как местом отдыха и укрытия от дождя, снега, жары. Конечно, врачам рекомендовать в качестве лекарства мумие, как продукт навозной жижи из помета и мочи коз и других животных, неприятно, но предполагать в наш век, что мумие является продуктом каких-то таинственных природных явлений, считаю совершенно неправильным».

«По моему, мумие — это ископаемый мед с примесью пчелиного яда от 0,5 до 2 процентов, — утверждает автор другой гипотезы. — Во всяком случае, оно сочетает в себе лечебные свойства того и другого. Спросят: как мед мог образоваться под пластами горных пород на большой высоте в горах, где нет ни растений, ни пчел? Но кто осмелится утверждать, что районы находок мумие всегда находились на такой высоте?

В прошлом большая часть территории Средней Азии была дном моря. Среди моря было множество островов, на которых благоухала жизнь. Много тысяч лет назад территория Средней Азии поднялась за очень короткий промежуток времени. Земная кора растрескалась. Миллионы семей диких пчел, селившихся в расщелинах, пещерах, в дуплах больших деревьев, очутились под завалом. Древесина и останки насекомых превратились в неузнаваемые вещества. Ведь мед, как и нефть, без доступа воздуха не разлагается».

И гут же следует практический вывод из сказанного: «Не попытаться ли искусственно создать мумие путем смешивания меда с разными дозами пчелиного яда?»

Немало сломано копий и по поводу большого количества микроэлементов, присутствующих в мумие: «Исследования мумие дают основание полагать, что оно — животного происхождения, — убежден очередной автор. — Мы находим в экстракте мумие вещества, обычно входящие в состав выделений морских животных. Но в то же время в экстракте обнаруживается много элементов минерального происхождения, более 20 микроэлементов. Как могло родиться в природе подобное сочетание?»

С этим мнением спорит другое: «Что мумие нефтяного, битумного происхождения, говорят и те сведения, которые опубликованы в печати: характер залегания, химический состав с преобладанием углеводородов и т. д. Даже тот якобы необычный и удивительный факт, что в мумие содержится „20 микроэлементов", свидетельствует именно о его родстве с нефтью. Нахождение в битуминозных веществах многих минеральных компонентов ни в коей мере нельзя считать ни необычным, ни удивительным. Это общеизвестный факт... Во всех нефтяных и природных асфальтах в разных количествах и соотношении присутствуют до 25 — 27 различных элементов. Среди них находятся: железо и медь, титан и серебро, алюминий и стронций, хром и марганец, никель и ванадий, бор и литий, бериллий и барий и т. д. Таким образом, и с этой точки зрения никак нельзя считать мумие каким-то исключительным явлением природы».

И тут же следует другое сообщение:

«Удалось установить, что мумие ничего общего не имеет с нефтью. Это, по-видимому, различные органические остатки, растворенные в воде и потом осевшие на скалах в результате испарения влаги именно там, где она задерживается, — в пещерных образованиях».

Разумеется, Шакиров тщательно следил за всем этим калейдоскопом предположений и исследований и неожиданно обнаружил сообщение о находке, сделанной в Арктическом и антарктическом научно-исследовательском институте, расположенном в Ленинграде. Отдел географии этого научного центра сообщал, что их экспедиция на шестом континенте обнаружила... мумие!

Его образцы немедленно подвергли скрупулезному анализу, результаты которого оказались весьма близ-кими к данным Шакирова. Врач сделал вполне логичный вывод: «В Антарктиде нет ни полевок, ни козлов не растет там и наша арча, следовательно, сами собой, как несостоятельные, должны отпасть гипотезы о животном и растительном происхождении мумие».

Но тут исследователю попалась на глаза заметка в популярном английском журнале «Nature»: «Недавно норвежский ученый Т. С. Уиснес во время зимовки на Земле Королевы Мод наблюдал гнездовье снежного буревестника. Эта птица, если ее потревожить в гнезде, в целях самозащиты выплевывает маслянистое вещество розового цвета. Вокруг каждого гнезда можно найти значительное (до нескольких килограммов) количество такой застывшей слюны, иногда она свешивается со скал в виде сталактитов.

По мнению Уиснеса, мумие — это не что иное, как слюна снежного буревестника».

Вот и попробуй тут отказаться от гипотез о животном ироисхождеиии мумие! Шакиров обратил внимание на то, что в Средней Азии зона гор на высотах от 1800 до 3200 метров над уровнем моря является исключительно благоприятной для находок мумие. Вблизи его проявлений скалы обычно густо покрыты лишайниками. Автор статьи, на которую обратил внимание врач, отмечал, что продукты жизнедеятельности лишайников, вместе с водой проникая но расщелинам и трещинам в пещеры, образуют натеки мумие. В пользу этой гипотезы, утверждал незнакомый автор, свидетельствует не только соседство лишайников с бальзамом гор, но и состав этих низших растений, тело которых образуют грибы и водоросли.

Неудивительно поэтому, что лишайники первыми из растений осваивают скалы и успешно развиваются там, где нет никакой растительности, растут они и в Антарктиде. Оказывается, лишайники содержат много физиологически активных веществ, в том числе ферменты, органические кислоты. Из этих растений получен даже антибиотик. А ведь и мумие обладает антибактериальными и противовоспалительными свойствами. И еще — в экстракте лишайников и в составе мумие есть общие химические свойства...

Статья настолько заинтересовала Шакирова, что он решил встретиться с ее автором. Им оказался Рустам Гумирович Юсупов — геохимик из объединения «Ташкентгеология», первооткрыватель многих месторождений полезных ископаемых. Гость показал материалы исследований — спектрограммы, таблицы с результатами анализов и многое другое. Завязался дружеский спор, подкрепляемый аргументами с обеих сторон. «Все-таки вы меня не убедили, — сказал, прощаясь Шакиров. — Я остаюсь при своем мнении — мумие имеет минеральное происхождение». — «Думаю, мы еще вернемся к этому разговору», — улыбнулся в ответ молодой ученый.

Много времени Адыл Шарииович уделял общению с коллегами и переписке со многими научными учреждениями в стране и за рубежом, в частности, с Фармакологическим комитетом Министерства здравоохранения СССР, без ведома которого ни одно лекарство не может попасть ни в больницу, ни на полки аптек страны. И даже то, что народное средство практически используется уже не одно тысячелетие, отнюдь не облегчает его путь к официальному признанию. Тем более что это еще недостаточно изученное наукой средство вдруг получило такое широкое признание, что им стали пользоваться различные шарлатаны и спекулянты, начавшие торговать всякой подделкой под мумие. Жаждущим исцеления людям продавали и просто горные породы, и какие-то сомнительного свойства смолистые вещества, возможно, собранные как раз местах отдыха животных в горах, о которых писалось выше, но, понятно, ничего общего не имеющие с подлинным лекарственным бальзамом.

Более того, в больницы стали поступать пациенты с диагнозом «отравление горным бальзамом». На самом деле это, конечно, были отравления от подделок поскольку настоящее мумие нетоксично.

Все осложнялось еще и тем, что постоянно открывались новые месторождения мумие: его обнаруживали на Алтае, Кавказе, в Забайкалье и даже на Камчатке. Следовало тщательно разобраться: какое из этих мумие истинное? И можно ли использовать для лечения любое?

Кроме того, Фармакологический комитет требовал от исследователей химическую формулу мумие. Формально это было справедливо, поскольку без такой формулы Фармкомитет не имел права утверждать новые медикаменты. Но как вывести эту формулу, когда имеешь дело со столь сложным веществом, происхождение которого до сих пор неясно?

Образовался заколдованный круг. А поток писем в Минздрав от страждущих излечения новым бальзамом все нарастал. И нарастала волна спекуляций, самолечения препаратами, выдаваемыми за мумие...

Вот что писал в то время отдел науки «Литературной газеты»: «Конечно, испытания лекарственных свойств любого препарата должны проводиться тщательно. Но тщательность вовсе не синоним неторопливости, бюрократического безразличия. Между тем многие новые лекарственные препараты испытываются у нас долгие годы, а то и десятилетия. Вот и и данном случае слишком уж „заторможенными" выглядят действия Минздрава СССР и подведомственных ему учреждений. Даже отклик в газету Минздрав соблаговолил прислать более чем через полгода после появления статьи...»

В конце концов, уступая мощному общественному давлению, Фармкомитет дал разрешение на проведение клинических испытаний бальзама гор при костных переломах.

В марте 1981 года в клиники поступило мумие в виде таблеток. Эту лекарственную форму подготовили ташкентские институты фармацевтической и краевой медицины. К концу 1982 года апробация в клиниках была завершена, а уже в 1983 году Фармкомитет попросил Ташкент прислать экономические обоснования для производства препарата мумие, инструкцию по применению лекарства, текст вкладыша для коробки с этим медикаментом...

Мумие были посвящены еще две всесоюзные встречи ученых. А пионер этого направления — A. Шакиров уже начал применять мумие и при открытых переломах. Особенно эффективным оно оказалось в соединении с составом особой массы, которую используют при склеивании костей ультразвуком. При экспериментах на животных эта масса удерживала в соединенном состоянии кости животных в течение 10—11 дней. Когда в ее состав ввели мумие, та же масса была в состоянии держать кости скрепленными уже около трех месяцев. Этого времени вполне достаточно для естественного сращивания.

Состав, предложенный Шакировым совместное рядом других исследователей, и сам способ «сварки» костей после успешной экспериментальной проверки начали применяться и в клинике. Особенно хорошие результаты были получены при сложных случаях скрепления костей на стопе и пальцах.

Когда состоялась новая встреча Шакирова с геохимиком Юсуповым, последний вынужден был признать, что мумие действительно имеет минеральное происхождение.

--- на этот раз, — пояснил он, — меня заинтересовали снимки из космоса. На этих снимках на земной

— Но и лишайники, и другую растительность гор со счетов полностью снимать вряд ли стоит. Биосфера, несомненно, внесла свои поправки во флюиды, поднявшиеся по разломам к поверхности. Конечно, определенные изменения в их химическом составе произошли и во время пути сквозь земную кору.

— Если подтвердится ваша гипотеза, — сказал Шакиров, — то, видимо, нам придется пересмотреть взгляды на природные запасы мумие. А они ни в какое сравнение не пойдут с теми скромными ресурсами, которые можно подсчитать по гипотезе о растительном происхождении бальзама.

— Несомненно, я с вами согласен. Я проследил закономерности распределения мумие в нашей стране. Оказывается, мумиеносный пояс тянется из Средней Азии по горным системам на Восток, до самой Камчатки.

— А как продвигаются ваши исследования по расшифровке химического строения мумие?

— Удалось, наконец, вывести химическую формулу бальзама гор. Результаты уже опубликованы в журнале .«Геохимия», и мне известно, что эта статья перепечатана рядом зарубежных научных изданий.

— Так что же такое мумие?

— Я же всегда утверждал, что бальзам гор — минерального происхождения, а вы говорили — лишайники, — подтвердил Шакиров.

поверхности отчетливо видны кольцевые структуры, называемые геологами линеаментами. Последние связаны с глубинными разломами в земной коре. Так вот на карту Средней Азии я перенес с космических фотографий эти структуры и на той же карте обозначил значками месторождения мумие. И представьте себе, меня места находок бальзама гор совпали с линеаментами! А это значит, что вещество, образующее мумие, пришло на поверхность земли из больших глубин, скорее всего, из мантии нашей планеты. Об этом, если повнимательней присмотреться, говорит и химический состав мумие.

Тип этого соединения можно отнести к мылам. Если говорить проще, это природное мыло!

- Значит мумие имеет свой определенный химический состав, свои строгие химические и физические свойства, как всякий другой минерал?

- Конечно, и кстати, этот минерал до сих пор оставался "без научного названия. В минералогии, вы это, конечно знаете, тот, кто первый описывает какой-либо минерал, вправе две дать ему и имя. Так вот, я хочу воспользоваться правом и назвать данный минерал шакировитом — в честь вас, дорогой учитель, в честь человека, заново открывшего для медицины древний бальзам мумие!

Сибирский бальзам

В России серьезным изучением свойств мумие занимается геолог М. И. Савиных, ныне директор собственной научно-производственной фирмы «Сибдальмумие» в Новокузнецке. На протяжении полутора десятков лет он изучает географию, геологию, физико-химические и биологические свойства мумие.

Вот как сам он рассказывает о начале этой работы : "В 1980 году попал я на прием к профессору Новокузнецкого ГИДУВа (институт усовершенствования врачей) К. 3. Борисовой, известному отоларингологу. Осмотрев мои уши, она спросила: „Вы ведь геолог? — и пояснила: — Достаньте мумие, я пропишу вам пятипроцентный раствор для общего укрепления. — Помолчала, изучающе вглядевшись в меня, и добавила: — И мне принесите".

В ту пору я участвовал в работах на западном склоне Кузнецкого Алатау. Это Ижморский и Тисулъский районы Кемеровской области. О мумие там и не слышали. Это и понятно, ведь западные ветры несут огромное количество влаги. Кроме того, весь регион имеет следы древнего оледенения: реликтовые болота прямо на вершинах, испарения, миазмы насекомых. Где уж тут мумие уцелеть (его растворимость к воде 1 : 8), даже если оно и поступает на склоны. А вот на восточном склоне Кузнецкого Алатау именно в те годы красноярские геологи супруги Саковичи обнаружили следы мумие, начиная с oзера Ошколь и далее к югу, что соответствует истокам реки Нижней и Средней Терси. Но в их долинах мумие нет.

Пошел я к коллегам. Л. А. Ивонина долго рылась в домашней кладовке, пока наконец не извлекла буровато-черный, с детскую голову, округлый обломок. Поток мы с четверть часа откалывали от него, вязкого, ка» гранит, стограммовую порцию.

Специалистом же по бальзаму оказался другой коллега П. В. Голдаев. Он вкусным своим голосом и с большой охотой загудел в ответ на телефонный звонок „Так, Ильич. Бери литровый термос, грей для него воду! А мумие в это время толки в ступке до размера сухом гороха, камни откладывай, потом вновь смешаешь. Затем засыпай все это в термос и заливай кипятком. Все".

Наутро, то и дело бегая к телефону, я продолжил приготовление снадобья. Осторожно, не взбалтывая, вылил раствор из термоса в стеклянную банку, а раскисший остаток вывалил на восьмислойную марлю в большой чашке. Пока эта грязь остывала, я свернул из промокашки фильтр, вставил его в воронку и стал пропускать слитый ранее раствор в молочную бутылку. Вначале раствор закапал весело и бойко, но пока я возился с отжиманием осадка через марлю, капание все замедлялось и замедлялось и совсем прекратилось, когда фильтр забился илом.

— Голдаич, а зачем фильтровать?

— А это чтобы у тебя в почки и прочее песок не, попал. Смени фильтр, но не выбрасывай, а обскобли. Ил пригодится. Отжатый раствор влей в первый слив, пускай отстаивается. На это у тебя уйдет весь день ночь. До завтра.

Весь день я провел, фильтруя раствор, приспособил еще одну бутылку. А следующим утром приступил' последнему этапу.

- Так Большая кастрюля у тебя есть? Ну, литра на три. Заливай в нее воду, ставь на плитку. Теперь подбери эмалированную чашку, чтобы дно ее закрыло в этой кастрюле. Получишь водяную баню: в кастрюле кипит иода и греет ту чашку температурой не более ста градусов. Это обеспечит тебе сохранность всех ферментов. Теперь раствор залей в чашку. Только следи за тем, чтобы в кастрюле всегда была кипящая вода — подливай, а в чашке, чтобы образующая смола не засыхала на стенках, сталкивай ее ложечкой обратно в раствор...

К обеду на дне чашки я получил черный сироп и вывалил его на полиэтилен. Сироп вскоре подсох, превратился в „шоколад", легко отстающий от пленки. Вышло у меня граммов тридцать бальзама. (А ту отжатую и обскобленную грязь на следующие выходные я обработал повторно, но получил уж совсем мало — граммов пять.)

— Теперь бери стакан кипяченой воды и растворяй в ней со спичечную головку своего экстракта. Пей три раза в день натощак но три глотка в течение десяти дней. Затем сделай перерыв на десять дней и опять принимай десять дней, снова перерыв и закончи питье последней декадой. Храни все в холодильнике. „Грязь" можешь смешивать с вазелином и использовать наружно — порезы, там, прыщи... Будь здоров!

А в Аландрыке, на юго-востоке Алтая, я наблюдал, как один казах заливал сырье простой ключевой водой в эмалированном тазу, держал его дней пять в сенях, потом сливал раствор в другой таз, который уже выставлял на солнцепек. При этом в таз по ночам заглядывали овцы, нюхали содержимое собаки, летела туда пыль, мусор, и полученный экстракт отдавал резким запахом аммиака. Для наружного потребления, возможно, это снадобье и годилось, так его и употребляют некоторые аборигены: растирают поясницу. А для внутреннего?

Еще оригинальнее поступают рабочие геологических партий. Простодушно доверившись пресловутой „народной мудрости", они заливают раствор даже не в эмалированную посуду, а в оцинкованный таз, ведро, бак. Только один, бывший охотовед, стрельнув глазами, сообщил, что ключевую воду он кипятит, а раствор выпаривает в эмалированной посуде, помещая ее в русскую печь .

И уж совсем потряс меня один мой старый знакомый, с апломбом дилетанта сообщивший, что он его "варит", то есть натурально, как выяснилось, кипятит раствор на плитке. Поначалу я опешил, но потом вспомни» что микробиологи ГИДУВа на моих же образцах установили, что биологическая активность препаратов мумие при кипячении не теряется. Правда, активность по стандартным тестам никак не объясняет отсутствия некоторых биологических свойств препаратов по многим пробам, то есть налицо непредсказуемость активности. Видимо, столкнувшись с этим фактом, узбекские исследователи стали не выпаривать, а вымораживать воду из раствора, причем растворение сырья ведется при щадящих температурах (не выше 50 градусов), а доводка препаратов производится при температуре не более 40 градусов.

А вот как описывается заводской способ. Измельченное мумие заливают десятикратным объемом теплой воды (40 — 50 градусов), а затем через 6 часов после многократного сцеживания и отстаивания раствор отгоняется в вакуумном аппарате при температуре 50-55 градусов, потом экстракт высушивается до остаточной влаги не более 5 процентов. В конечном итоге должен получаться гигроскопический порошок с запахом и жгучим вкусом, растворимый в холодной и горячей воде. Стерилизация, конечно, при 120 градусах автоклава.

Трудно сказать, помогло ли мне тогда мумие по-голдаевски или нет, но во всяком случае довольно долго я не испытывал насморков. И до 1984 года с мумие не сталкивался. Летом 1984 года я работал на Алтае. Мумие не видел, хотя какие-то разговоры о нем, конечно, были. В маршрутах, разумеется, помнили о нем, но напрямую под ноги оно не попадалось, а искать было некогда, да и тяжело: даже через месяц этой высокогорной жизни ноги в коленях становились ватными, через каждые 100—200 метров приходилось останавливаться, чтобы добрать кислорода.

К тому же мы не знали поисковых признаков мумие. Можно было лишь надеяться на счастливую находку.

Чабаны-казахи поначалу вообще не понимали, о чем мы спрашиваем. У нас было подозрение, что они скрывают от нас нужные сведения, но когда я обменялся с молодым казахом адресом на будущее, он взамен туристского примуса и батареек пообещал прислать мумие со своей зимней стоянки. Мы отступились. Действительно, он прислал посылочный ящик свежего мумие, приложив в письме инструкцию к бальзаму. На этом наши контакты прекратились...

В один из июльских дней мы вышли на поиски мумие. Сейчас я понимаю, что лет за пять до нас там все облазили коллеги-предшественники, а тогда казалось, что мумие встречается нам на каждом шагу в виде комочков с ноготь, прилипших к стенкам, днищам, потолкам внутри гротов, ниш, узких пологих щелей и т. д. Железным прутом, молотком, ножом сковыривали мы эти комочки, а вместе с ними выгребали и сухой и влажный, мышиный, сурчиный помет, перемешанный с землей, камнями, ветками, соломой... Занятно, что никакой брезгливости к пахучему калу мы не испытывали. Напротив, даже какое-то вожделение. Лично я торговать бальзамом не собирался, а хотел снабдить им всю свою многочисленную новосибирскую родню.

Старожил заглянул в наши мешочки (у каждого набралось килограмма но два) и одобрил качество их содержимого.

Первые подозрения об истинном происхождении мумие возникли у меня через полмесяца. Это было уже на территории Тувинской АССР. Мумие там оказалось иное, настоящее. Черные, смолистые, блестящие от свежести, пахучие массы в виде лепешек-натеков, сосулек, сталактитов — сетчатые, пятнистые, вкрапленные, полосчатые и т. д. Прочность сцепления полусвежих масс с породой была феноменальной: никакой молоток с зубилом не брал масса завальцовывалась в вязкую поверхность. Свежие натеки просто размазывались, а подсохшие были хрупкими, как стекло, и разлетались мелкими осколками с коричневатым просвечивающим изломом. Копролитов было мало, основная масса мумие еще не успела пройти через желудок мышей. А может, уже прошла и расплавилась, а теперь течет?

Но как мы ни вглядывались в глубину узких щелей и трещин — гнезд-источников не замечали. Когда же обнаружили залежь на самой макушке сопки, под плоской глыбой, куда, как ни верти, стекать блестящей смоле было неоткуда, тогда и появились у нас предположения об иных источниках мумие...»

 Домой  О компании  О мумие  Вопросы и ответы  Контакты  Доставка и оплата  Стоимость  Карта сайта  Мумие инструкция 

(499) 409-0-418

(905) 771-61-57

Copyright (c) 2010 Mumio.su Все права защищены.

           Копирование материалов с данного сайта запрещено и преследуется по закону в соответствии с действующим законодательством РФ

info@mumio.su